Новости
14 ноября 2017, 08:16

Спасское-Лутовиново и его окрестности

Наверное, каждый, кто хотя бы раз побывал в усадьбе писателя Ивана Сергеевича Тургенева Спасское-Лутовиново, навсегда запомнил музей и его живописные окрестности. У меня с этими местами связан большой период жизни, вероятно, поэтому я очень люблю Спасское. Туристический сезон Сегодня Спасское-Лутовиново – музей федерального уровня. А когда-то это был филиал Тургеневского музея в Орле. Летом научные сотрудники выезжали в эту усадьбу, чтобы водить там экскурсии. Среди них была и моя мама, которая брала меня, тогда еще совсем маленькую, с собой. Сохранившиеся детские воспоминания остались скорее как сказочные. Уже по дороге к Спасскому поражала воображение железнодорожная станция со странным названием Бастыево, буквально вся усыпанная красными маками, росшими даже на железнодорожном полотне. А дальше, по дороге к усадьбе, шел ветхий деревянный мостик через небольшую речушку. И когда наш маленький музейный «пазик» пытался очень медленно по нему двигаться, становилось по-настоящему страшно. В такой ситуации угрожающе звучали слова пассажиров о том, будто большие экскурсионные автобусы по дороге к тургеневской усадьбе перед этим мостом просто останавливались. Водители не хотели рисковать, и туристам приходилось идти пешком четыре километра до самого музея. Все вздыхали с облегчением только тогда, когда мостик оставался позади. Так что добираться до Спасского в те времена было совсем не просто. Но подобные трудности никого не останавливали, и музей всегда посещало очень много людей. В чем я могла убедиться, когда сама стала работать там экскурсоводом. Да и мост надежный вскоре был построен. Туристический сезон в Спасском-Лутовинове начинался весной и продолжался все лето до глубокой осени. Экскурсии в первое время проводились во флигеле, а позже в восстановленном усадебном доме и в парке. На моей памяти прекрасными экскурсоводами были Нина Арнольдовна Калиновская, Борис Викторович Богданов, Нина Трофимовна Павлова (моя мама) и другие энтузиасты своего дела. Они, в свою очередь, делились секретами профессии с молодыми коллегами и студентами-практикантами из Екатеринбурга, Орла, Петербурга. К подготовке музейных экскурсоводов тогда подходили очень серьезно. С самого утра по центральной аллее шел нескончаемый поток посетителей. Они приезжали сюда со всего необъятного Советского Союза и из-за границы. Целый день в усадьбе звучала русская и иностранная речь, повсюду были слышны звонкие детские голоса. Этот шум, сливаясь с птичьим пением, создавал всеобщую какофонию. Вначале казалось, что эта гудящая людская масса не иссякнет никогда. Но к вечеру она, как правило, очень довольная музеем, парком, экскурсоводами, постепенно рассасывалась. Хотя случалось, что запоздавшие в дальней дороге туристы подъезжали к усадьбе Тургенева совсем поздно. И тогда они начинали поиски гида. Тут же находился доброхот, который рассказывал посетителям о том, что дома сотрудников музея располагаются здесь же, на территории усадьбы. Экскурсоводы, несмотря на усталость после тяжелого трудового дня, не могли отказать туристам. Вечером в темном парке можно было видеть такую припозднившуюся экскурсию в сопровождении уставшего гида. Хранители усадьбы Как Спасское могло принять такое количество народа? Как вынес нагрузку тургеневский дом, через который ежедневно проходила огромная людская толпа? Как здесь не вырвали все цветы, не вытоптали траву, как не выпили всю вкусную воду из старого усадебного колодца? Удивительно, но и дом-музей, и старый парк, и его окрестности выдерживали наплыв тысяч туристов. И хотя этот парк выглядел всегда немного запущенным из-за большого количества кустов и подлеска, зато в них гнездились птицы, которых здесь было полным-полно. И этим в усадьбе всегда гордились. Не удивительно, что птицы были одной из главных здешних достопримечательностей. Во время экскурсии в парке нужно было только сделать паузу, попросив всех на минуту замолчать и прислушаться. И тут же в наступившей тишине становилось слышно многоголосое птичье пение, прекрасно описанное Тургеневым. Управлял хлопотным парковым хозяйством Владимир Борисович Борисов. В его распоряжении была небольшая бригада из нескольких человек местных жителей. Здесь работали Марина Самохина, Прасковья Козлова, Надежда Гагина, супруги Чернышевы, семья Седовых, Владимир Пасынков и другие. Среди них была своеобразная элита – прямые потомки тех, кто был лично знаком с Тургеневым. Так, предком Прасковьи Козловой был умный крестьянский мальчик Никита Гарасичев, способности которого заметил Тургенев. По инициативе писателя и на его средства Гарасичев учился сначала в уездном училище Мценска, а затем в Московской земледельческой школе. Работы в усадьбе площадью 40 гектаров всегда было много. Бригада Борисова ухаживала за парком, разбивала сады в усадьбе, косила траву, сажала и поливала цветы. Здесь даже держали свою пасеку, которой заведовал Владимир Пасынков (вспомните повесть Тургенева «Яков Пасынков»). Это был очень ловкий и умелый во всякой работе человек, имевший, как говорится, легкую руку. В садах тургеневской усадьбы он выращивал редкие сорта яблок. Говорили, что Пасынков любил прививать даже лесные дички, превращая их во фруктовые деревья с очень вкусными плодами. Благодаря Пасынкову в музее всегда был мед, причем отличного качества. Когда в парке качали мед, стоял такой аромат, что на него сбегалась вся округа. Мы лакомились им прямо из пчелиных сот. В те времена и научные сотрудники, и рабочие парка жили дружным музейным коллективом. Праздники отмечали все вместе. Собирались в парке, в старой баньке, там же пели старинные русские песни и романсы. Кстати, тогда на всю область гремел и славился голосами, необычным репертуаром, русским костюмом хор села Спасского-Лутовинова. И совершенно по-особому звучала в его исполнении старинная песня «Величальная» Ивану Сергеевичу Тургеневу. Рассказывали, что ее пели здесь чуть не с тургеневских времен. Счастливые мгновения Настоящим подарком для обитателей Спасского был ежегодный приезд туда Николая Павловича Пузина, хранителя музея «Ясная Поляна». Это был необыкновенно доброжелательный и общительный человек. Слушать его, беседовать с ним было одно удовольствие. Пузин не просто хорошо знал и любил эти места, но умел передать свою любовь другим. Он увлеченно и подробно рассказывал о том, каким Спасское было прежде, как оно менялось с годами. Иногда казалось, будто он знает историю каждого дерева, каждой тропинки в парке. Пузин мог совершенно по-новому открыть даже, казалось бы, всем хорошо знакомые окрестности тургеневской усадьбы. Однажды мы с ним пошли в лес за грибами. В глубине чащи мы увидели самый настоящий дом лесника. Он жил здесь вместе со своей семьей, точно Бирюк из одноименного рассказа Тургенева. Мы поздоровались и спросили его, где нам лучше искать грибы. Лесник, прекрасно знавший округу, дал нам несколько очень полезных советов. Возвращаясь домой с полными корзинами грибов, мы специально сделали крюк, чтобы пройти именно через тот овраг, который Тургенев в своем рассказе упоминает как Кобылий Верх. Ведь всех нас в тот день не покидало ощущение, будто мы вместе с Пузиным прошли по следам тургеневских героев. Как-то Пузин стал вспоминать о приезде в Спасское-Лутовиново его друга, режиссера московского театра «Ленком», замечательного театрального педагога, воспитателя, просветителя Сергея Львовича Штейна. Он был создателем детской театральной студии в Москве. Эта студия позже стала крупнейшим народным театром. Штейн вырастил целое поколение деятелей культуры, театра, кино. С большой теплотой вспоминали о нем актеры Вера Васильева, Лев Дуров, Александр Збруев, Василий Лановой, Татьяна Шмыга, Александр Ширвинд. Лановой, рассказывая о Штейне как о человеке высокой культуры, заметил, что он был орловцем и что это не случайно, ведь Орел является литературной столицей России. Действительно, детство Сергея Львовича прошло в Орле, здесь были его корни. Говорили, что Штейн умел создавать атмосферу спектакля, а в то время его театральная студия готовила тургеневский «Месяц в деревне». Поэтому Сергей Львович со своими воспитанниками и приехал в Спасское-Лутовиново. Студийцы вместе с Пузиным совершали романтические прогулки по ночному парку. Однажды вечером прошли чуть не до самой железнодорожной станции Бастыево, чтобы наблюдать за далекими огнями ночных поездов. Одна из бывших воспитанниц Штейна, театральный журналист Маргарита Монихова рассказывала об этой поездке: «Помню чудесные липы, пруд, богадельню для престарелых крестьян, выстроенную Тургеневым. Мы тогда в ней останавливались. Несколько суток, проведенных в Спасском, я не забуду никогда. Это самые счастливые мгновения моей жизни. Утренние аллеи, вечером костер, а днем ливень. После ливня радуга… и весь луг в бриллиантах... Это потом давало дыхание спектаклю». Говорят, прошлого не вернешь. Действительно, когда я сегодня приезжаю в эти места, не могу смириться с непонятным чувством утраты. Будто время стерло все следы старого Спасского, которое я знала и любила. Остается только сожалеть и помнить о том времени, об ушедших людях и о чуде, имя которому Спасское-Лутовиново. Вера Павлова
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg